?

Log in

No account? Create an account

(без темы)

фев. 23, 2033 | 05:13 am

Не напитый не наетый укрощал ты дух и плоть и  прекрасные куплеты  нашептал тебе Господь
Ну и что  вот стих раздался из твоея из груди и кому ты на хрен сдался  сам любезный посуди

                                                                                                            Борис Белкин

Ссылка | Оставить комментарий {58} |

КНИГИ, ПЕСНИ

мар. 1, 2025 | 07:09 pm

ПЕСНИСвернуть )

Ссылка | |

verses

июн. 23, 2019 | 08:31 pm

***

тень счастливого билета
шорох мёртвого крыла
пролетело то и это
сажа памяти бела

мы одни на белом свете
в бесконечной маяте
так потерянные дети
ищут маму в пустоте

и бредём от года к году
спотыкаемся о дни
и слепым богам в угоду
жжём сигнальные огни

что богам до нашей боли
что им в слабом огоньке
в звёздном плещутся рассоле
как лягушки в молоке

но когда над жизни краем
тьмы вздымается прибой
мы обнявшись засыпаем
ты да я да мы с тобой
© 11.6.2019

***
божия милость чёртова мельница
лад сам с собою впадает в разлад
лето оденется осень разденется
долг не прощён невозвратен возврат

робость себя испугаться осмелится
карта иначе ляжет в расклад
всё переменится всё перемелется
мудрость утроится глупость стократ

времени тянется струйка песочная
светом исходит звезда полуночная
надо проснуться да не уснуть

млечный под ноги стелется путь
и ни отречься ни присягнуть
ночи текучей вода непроточная
© 12.6.2019

***
когда не золотуха так понос
подумаешь как хочется летать
чтоб в небеса поток легко унёс
там тишь и гладь и божья благодать

у входа в рай разлёгся чёрный кот
и черти чистят чёрные котлы
и ангелы заводят хоровод
на кончике кощеевой иглы
© 13.6.2019

***
временем обветренные губы
выцветшие буквы на бумажке
память заговаривает зубы
и гадает на сухой ромашке

вертит головой вертиголовка
зяблики выводят свои трели
слово к слову лепится неловко
у слепого рока на прицеле

выцветшие рваные обои
и под ними старые газеты
прелой догорающей листвою
прошлого забытые приметы

жизни сальдо бульдо брутто нетто
голоса расплывчатые лица
в воздухе вращается монета
и никак не может приземлиться

делишь множишь подбиваешь бабки
округляешь подводя итоги
синей птицы окровавленные лапки
за тобой следами на дороге
© 14.6.2019

***
сколько нас было спрошу уходя
дверь за собой в этот мир прикрывая
хватит ли влаги ещё для дождя
чтобы трава прорастала живая
хватит ли вод по водáм отпустить
хлеб что спасеньем потом возвратиться
хватит ли пряжи плести свою нить
чтобы по ней отпустила темница
экий ты право слышу гордец
бабочка винтик живи как живётся
ты не начало и не конец
времени рябь на зелёнке болотца
дождик колотит в ржавую жесть
мы исчезаем а мир остаётся
сколько нас было столько и есть
богу мигает звезда из колодца
© 15.6.2019
***
брови крыльями вниз у паяца
и улыбка до самых ушей
то ли плакать то ли смеяться
то ли крыть его в семь этажей

отражаешься в нём словно в луже
невесомый полёт облаков
как жара отражается в стуже
и потёмки в колодцах зрачков

он такой же как ты только лучше
фарт не фарт и беда не беда
ему сразу и райские кущи
и чадящая сковорода

а потом смоет грим и в гримёрке
с тишиною наедине
вспоминает лицо на галёрке
детство счастье и маму в окне
© 15.6.2019

***
словно растрёпанной пифии прядь
вьётся по жизни трава-повилика
что если снова взять да начать
с первого вдоха с первого крика

что если заново переписать
всё позабыв что уже написалось
слово за словом от аз и до ять
шалую шалость великую малость

мало ли что соблазняет маня
да и к чему эта вся vita nova
вдруг там не будет тебя и меня
как ни старайся снова и снова

время смеяться и время грустить
длится нехитрое счастье простое
нить ариадны дамоклова нить
целы а всё остальное пустое
© 16.6.2019

***
грохочет яростная жесть
седьмого неба сносит крышу
семи ветров слепая хлесть
а эта песенка превыше

что в этой песенке бог весть
она тиха и изначальна
как будто в ней благая весть
звучит счастлúво и печально

так светит светлячок в ночú
так в тишине мерцает жалость
так пляшет огонёк свечи
так надо всем восходит малость

и что с того что навсегда
концы смешались и начала
и ходит пó следу беда
но лишь бы песенка звучала

как шорох птичьего крыла
назло грохочущему шквалу
но лишь бы песенка была
но лишь бы голоса хватало
© 16.6.2019


***
день начинается к ночи
тени восходят светло
то ли ворча то ль пророча
луч пишет всё набелó

стрелок весёлые спицы
шустрые строчки петель
вяжется жизни страница
без суеты и потерь

гаснут раздоры и споры
смысл обретают слова
ночи смыкаются шторы
щёку щекочет сова
© 18.6.2019

***
в самой себе свобода не вольна
ум сам собой одуматься не может
и грезит миром вечная война
и дух войны в покое душу гложет
и ты с самим собою визави
надеешься и веришь в воскресенье
в подковы силу в талисман любви
в бог весть во что
но в этом и спасенье
© 18.6.2019
***
давно забытая вина
напомнит о себе под утро
когда под створкой перламутра
росы жемчужина видна

комариком ночным звеня
в сознанье спящем будет виться
смущая бедный ум сновидца
и страхом душу леденя

перемешает карты сна
все масти заменив на пики
и пряча в рукаве улики
зачем она о чём она

а днём забьётся в уголок
в комок свернувшись молча плачет
лежит калачиком и прячет
лицо чтоб ты узнать не мог

чтоб быть с тобою дотемна
тебе в сомненьях потакая
тебя храня и окликая
а без неё и жизнь пресна
© 19.6.2019

***
было лучше было хуже
было мокро было сухо
вкусом пригаражной лужи
отдавала бормотуха

философия на двойку
не дворяне столбовые
но зато решали бойко
все проблемы мировые

скатертью была газета
килька плавала в томате
утром запивали это
газировкой в автомате

бубны ложки барабаны
марши гимны хали-гали
и весёлые бараны
бодро на убой шагали

было шатко было валко
было щедро было скупо
и в своём величье жалком
были мы смешны и глупы
© 21.6.2019

***
всё реже ждёшь всё чаще вспоминаешь
блуждаешь в чаще облетевших лет
чем дальше в лес тем меньше понимаешь
по кругу ходишь памяти след в след
витают в дымке голоса и лица
взлетают души с шумом из-под ног
и ока твоего слепа зеница
и непрогляден времени морóк

всё реже ждёшь всё чаще вспоминаешь
и устремляясь памяти вослед
из будущего в прошлое взмываешь
как однодневка-бабочка на свет
там дом и дым и дым над домом сладок
отца улыбка мамино тепло
там чудеса загадок и разгадок
волшебен мир и белое бело

всё реже ждёшь всё чаще вспоминаешь
ушедших стопкой молча поминаешь
в песчинках отражаясь и грустя
песок в ладонях лет пересыпаешь
в игру свою смертельную играешь
полусерьёзно и полушутя
© 21.6.2019

***
мир стоит на трёх слонах
три слона на черепахе
танец светлячков впотьмах
голова луны на плахе

что потом да суп с котом
конь в пальто в кармане кукиш
в этом мире или в том
не сдано так не прикупишь

если здесь не повезло
то и там не светит пруха
и везению назло
на старуху есть проруха

выбирай не выбирай
книга жизни к эпилогу
спросишь господи где рай
он покажет в ад дорогу

заработал получай
поздний полдень вечер ранний
черти чашки чёрный чай
терпкий дух воспоминаний
© 23.6.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

июн. 10, 2019 | 01:11 pm

луны недомытое блюдце
в печи остывает зола
зови не зови не вернутся
не сядут с тобой у стола

в туманной слюде сновиденья
проступят прозрачны насквозь
нечаянное наважденье
души полустёртая ось

проснёшься и старые фото
листаешь как жизнь до утра
там детство твоё желторото
и завтра ещё не вчера

среди несвободы приволье
беспечность в объятьях беды
там бедного счастья застолье
там мать и отец молоды

и в зеркале их отраженья
себя не умеешь узнать
там времени самосожженье
там тихой любви благодать

и празднует молодость старость
и вечность в моменте живёт
и что не прошло то осталось
а то что осталось пройдёт
© 10.6.2019

Ссылка | Оставить комментарий {1} |

verses

июн. 7, 2019 | 11:42 am

После полуденной беспечности,
где всё нечаянно, случайно,
вечернее дыханье вечности
прохладно, медленно, печально.

Зарниц мерцающие сполохи
за тридевять земель от взгляда,
на звёзд неслышимые шорохи
вот-вот откликнутся цикады

и тенью рока или случая
то выпукло, то худо-бедно
блеснёт в ночи звезда падучая
и растворится в ней бесследно.

Закат с рассветом тайно встретятся
и не разнимут больше руки,
и зелень взгляда рядом светится
бессонным маячком поруки.

И день ли, жизнь легко качается
на тонкой нити Ариадны –
не всё ль равно , какая разница?
Живёшь – и хорошо, и ладно.
© 6.6.2019
 

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

май. 8, 2019 | 05:18 pm

БОРИСУ КУШНЕРУ
(10.12.1941 – 8.5.2019)

Всё, что не было, было,
а что было, прошло,
улетучилось, сплыло
и быльём поросло.

Золотушного детства
золотая пора.
И на память, в наследство
жизнь бедна да щедра.

На плечах коромысла
два дырявых ведра
полных   смутного смысла
и игры в чур-чура.

От любви до печали
вздоха хрупкий вершок.
На последнем причале
выпьем свой посошок.

Здесь мы были и сплыли,
и уходят в песок
звёздной искорки пыли,
холодящей висок.
©8.5.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

май. 5, 2019 | 05:52 pm

что я знаю о жизни
да ничего
всё что я знаю
лишь тени того
что не даётся в руки
лишь эхо звука
который не прозвучал
лишь запах цветка
который не успел расцвести
лишь вкус того
что по усам текло
а в рот не попало
а может быть
это и всё
что надо о жизни знать
пока живёшь
© 4.5.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

май. 5, 2019 | 05:50 pm

рябина на исходе октября
рифмуется с манишкой снегиря
сосцы иссохшие дряхлеющей эпохи
сверкают сполохи холодного огня
постылой стылостью пространство леденя
и угасая в снов чертополохе

слова сбиваются с накатанной строки
а в колею вернуться не с руки
как стёртой на ребро не встать копейке
и вострубят архангелы с небес
или разлуку заиграет бес
на пастушковой дудочке-жалейке

тоскливой цаплей в дебрях камыша
душа замрёт под сердцем не дыша
земля разверзнется прямой дорогой в небо
где родина до боли не родна
и странная пространная страна
тебя сухой поманит крошкой хлеба

но ты не сядешь на её ладонь
тебя уже иной влечёт огонь
иные глуби и иные выси
где тихо окликает лития
чуть слышное шуршанье бытия
растёкшейся по древу жизни мыси
© 5.5.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

май. 3, 2019 | 02:24 pm

В кровавой слепоте ристалища,
в тени случайного пристанища
в слепящем грохоте войны
миг оглушённой тишины,
где ни войны и ни вины.

В тиши пристанища двуспального
шаги прохожего случайного
и перезвон сервиза чайного,
и ломкость хрупкой тишины
как эхо будущей войны.

Ночь точкою в строке полýдня
и отсвет полдня в полунóчи.
И жизнь – застенчивая блудня –
в закат, краснея, прячет очи.

© 2.1.2019
 

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

апр. 26, 2019 | 06:46 pm

Две стёртых даты. Имя не прочесть.
Мхом поросло поэт. И всё. И точка.
Тропа заросшая и не на что присесть.
Ни камушка, ни свечки, ни цветочка.

В молчаньи чётки строчек теребя
молился Слову, что да не оставит.
Перечить кесарю? Чихал он на тебя.
Перечить черни? Заплюёт, затравит.

Свобода впроголодь да муза у плеча,
да чистый лист, да небо голубое.
И прорастают травы хлопоча
из тех стихов, что он унёс с собою.
© 26.4.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

апр. 5, 2019 | 09:55 am

человек с небесной ямой в груди
Андрей Тавров


Прошивают землю прилежно дожди.
Под лежачим камнем моря бушуют.
Не баюкай бессонницу. Сон не буди.
Жизнь и смерть ошую ли, одесную?

Заросли дороги. В полдень ни зги.
Мир кровавой коростою опрыщавел.
Всё на крýги своя, на свои кругú.
И земле всё равно – что Каин, что Авель.

Всё равно земле, небесам всё равно.
Только точкой живой меж землёю и небом
воробьёв сквозь распахнутое окно
ты с ладони кормишь озябшим хлебом.

Засыпает яму в груди тишиной.
Засыпает память и терпко снится
чуть горчащий запах соли земной.
И распахнута в небо слепая зеница.
© 5 апреля 2019

Ссылка | Оставить комментарий |

versrs***

мар. 26, 2019 | 11:08 am

Ночь – растерянная блудница
в чёрном платье и гололица
перепутала времена.
Соль земная не солона.

Скрипнет старая половица,
слово схлопнется и растворится,
отзовётся створка окна.
И не надо больше, не на…

Ветер треплет небес холстинку.
Гуси-лебеди на развес.
Нянчит ангелов нежно бес.

Бог макает в слезу паутинку,
добавляет штришок в картинку,
пальцем пробует глины замес.
©26.3.2019

Ссылка | Оставить комментарий {3} |

VERSES***

янв. 26, 2019 | 07:36 pm

ПЕСЕНКА

Затасканный мотивчик,
случайные слова.
А всё же ты счастливчик,
коль песенка жива.

Дурная, чумовая,
три ноты вразнобой,
а всё-таки живая,
а всё-таки с тобой.

А всё-таки сквозь войны
и суету сует
она выводит стройно
с надеждой свой дуэт.

То плачет, то смеётся,
то слов не разберёшь,
а всё-таки поётся,
а всё-таки поёшь

как можешь и умеешь,
сквозь продувную бредь,
и думаешь – как смеешь,
не смея не посметь.
© 26.1.2019
 

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

янв. 18, 2019 | 08:20 pm

Тьма прозрачна, а свет кромешен.
Небылицы сплетаются в быль.
Божьей мельницы ход неспешен.
Сединой заметает пыль.

Ангел бьётся о тучи в падучей,
черти ржут, мол, надрался, пьян.
Не случаен счастливый случай.
Инь таращится в зеркало ян.

Над башкою кружúт тарелка.
Сладок запах из труб дымка.
Божья мельница мелет мелко –
мýка, счастье, пепел, мукá.

©18.1.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

янв. 15, 2019 | 10:44 pm

Расшумелись ночные птицы,
распугали ночных котов.
Были прячутся в небылицы.
Хрипло дышат туши кустов.

Ухмыляется тьма недобро.
Улыбается нетопырь.
Бой часов разрывает рёбра
и губу облизнул упырь.

Кромка мира хрустнула ломко,
но с фортуной сыграв вничью
жизнь – смешная недотыкомка –
балансирует на краю.

И пока не распахнуты двери,
не в тот мир Ариаднина нить,
в этом мире, по этой мере
быть любимыми и любить.
© 15.1.2019

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

янв. 12, 2019 | 12:21 pm

Над сорока сорокáми сóрок воровок-сорóк
дразнят ворон ворохами блестящей муры
и в середине июля не вылезает сурок,
тени своей испугавшись, из безопасной  норы.

Над сорока сорокáми сквозь синеву тьма.
Срама живые не имут, а мертвецам не краснеть.
Меж теремами и куполами ярмарка и тюрьма.
Между рожденьем и смертью пьяная кровью плеть.

Под сорока сорокáми сорок слоёв костей.
Окна незряче таращатся исподтишка,
за ними строгают детей, собирают гостей,
пялятся в телевизоры, режутся в дурака.

Снег тополиного пуха сменяет промозглая нудь.
Смутные времена покорно тянут срокá.
Глокая куздра бокра спешит будлануть.
А городской дурачок пересчитывает сорокá.
©12.1.2019

Ссылка | Оставить комментарий {2} |

verses

дек. 23, 2018 | 02:44 am

СОРОК ВОСЬМОЙ

Кто видел ангелов – тот светится и сам …
                                         Виктор Кривулин

На дне двора-колодца драный кот
и музыкант с побитою гармошкой.
Мальчишка, позабыв про свой компот,
трёт муть стекла то носом, то ладошкой.

Сипит гармонь и музыкант хрипит
слова простые песенки нехитрой –
на жалость бьёт и двор слезой кропит,
и грезит, как спасением, поллитрой.

Ему из окон дарят пятаки,
завёрнутые в мятые бумажки.
Послевоенные голодные деньки
у времени под палкою в упряжке,

холодный ветер с четырёх сторон,
свинцовых туч грохочущие глыбы,
затворов лязг, этапный перегон,
заботы властной стонущие дыбы,

и стынут по оврагам образа,
пустые к небу обратив глазницы.
Но счастлив шкет и светятся глаза,
и песенка несёт его, как птицу,

уносит из колодца к небесам,
в голубизну из серости суконной.
Кто видел ангела – тот светится и сам.
И шкет в окне – прозрачною иконой.
©22.12.2018
 

Ссылка | Оставить комментарий {7} |

verses***

май. 11, 2018 | 06:32 pm

Из серии «Бартошки»
ВЕРОНИКА ДОЛИНА

Видит бог, я устала как чёрт,
но хочу ли иного удела,
чем под пальцами грустный аккорд
и рождения песенки дело?

Но глядит на меня из угла
как назло, как на грех – что за шалость
за Икаром лететь со стола? –
мишка. Лапка, кричит, оторвалась.

И заходится в плаче душа
от немого малышьего крика.
Я люблю ведь его, глупыша.
Вероника, зовёт, Вероника!

Я его отнесла бы к врачу,
но повывелись все айболиты,
а к портняжкам нести не хочу –
не туда у них руки пришиты.

Как мне эту беду утишить,
отогнать эту цапку-царапку?
Хочешь, просто я выучусь шить
и пришью одинокую лапку?

Улыбнётся сквозь слёзы хитро:
ты спасёшь и поможешь, я знаю.
И вдеваю я ноту в перо,
и стишок за стежком напеваю.
© 11 мая 2018 г.

 

Ссылка | Оставить комментарий {1} |

Рецензия на "Новое несовершенство"

апр. 27, 2018 | 11:16 am

С благодарностью Ольге Сульчинской и редакции «Октября»
за http://magazines.russ.ru/october/2018/3/allo-chto-opyat-ne-tak-pr.html - рецензию на мою книгу

Отражение небес
ВИКТОР КАГАН. НОВОЕ НЕСОВЕРШЕНСТВО. ВЕРЛИБРЫ. – [Б. М.]: [Б. И.], 2017.
Новое несовершенство – книга верлибров.
Но не всегда чистых верлибров, свободных стихов. Временами это белые стихи – в них нет рифмы, но есть отчетливый метр. Но и они при этом порой словно нарочно испытывают терпение читателя и нарушают его ожидания.
Смотрите, как спотыкается здесь пятая строка, следом за ней шестая и как потом они пытаются выровняться:
Река есть отражение небес,
в конце пути впадающее в море,
как жизнь в конце концов впадает в смерть,
не прекращая своего теченья
и не давая дважды войти в нее.
Сидя на небесном берегу,
пересыпаю мысли, как песок…
Или – в другом стихотворении – рифма словно робко пытается прорасти, при этом не слишком себя предъявляя, не решаясь стать точной (курсив мой. – О. С.):
Пришла пора принять
скупой язык неброского старанья,
когда ладонь срастается с лотком
и жизнь через песок минут струится,
неспешно намывая день за днем,
крупицу за крупицей,
за граном гран
всё то, о чем себе так вдохновенно лгал.
Но потом она отступает и созвучие скромно уходит в однокоренные глаголы, оставляя концы строк на свободе.
А от заката тянет духом пряным,
и молча тянутся распахнутые руки
над океаном времени.
Как видим, все остальное, что присуще поэзии – образность, метафоричность, особый, необыденный строй мысли, – здесь присутствует.
Название книги, по-видимому, навеяно строчкой из Гэри Уайтеда (Gary Whited), поэта и психотерапевта. Его книга была переведена Виктором Каганом на русский язык. А здесь строчка Any place opposites move toward next imperfection стоит эпиграфом к «Что может быть мерзей, чем кофе на вокзале…». Переводить ее автор на этот раз не стал, и во избежание ошибок я ограничусь сообщением, что речь идет о противопоставлении «места» движению к «следующему несовершенству». Учитывая сам текст (Буфетчица сквозь сон // из старого бачка ворча надоит // в зашмыганный стакан // зеленой жижи с запахом разлуки), здесь не обходится без иронии, которой вообще много в этой книге. Но я хочу обратить внимание на другое: несовершенство, заявленное в заглавии, имеет, вероятно, отношение не только к человеческому несовершенству, но и к стихотворному. Мне представляется, что это своего рода отпущение грехов, данное автором своим стихам, которые от этого обретают свободу, раскрепощаются. Большинство стихотворений, в том числе самые сильные (такие как «В то самое время, как капитан вермахта…» и «Лежать сутками напролет мордой к стене…»), уже появлялись в других книгах. Но там они были «белыми воронами» среди рифмованных стихов, а здесь составляют собственный непрерывный поток, в котором в конечном итоге мысли оказываются важнее совершенства их выражения. Несовершенство – реальное или мнимое – уберегает их от пафоса, и это необходимая превентивная мера, поскольку Виктор Каган бестрепетно берется за темы, говорить о которых напрямую сложно: время, человеческая жизнь, ее скоротечность и ее смысл, отношения с Богом.
Собираясь молиться, подумай –
ты молишься по привычке,
потому, что так надо,
чтобы выглядеть лучше в чьих-то глазах
и кто знает почему еще,
или ты хочешь молиться потому,
что ты действительно
душой и сердцем
хочешь молиться?
(Из цикла «Хасидим»: Менахем-Мендл из Коцка)
К слову сказать, «хасидим» – значит «хасиды», это множественное число, то есть приверженцы хасидизма, а это, как объясняет электронная еврейская энциклопедия, «широко распространенное народное ре­ли­­гио­з­ное движение, возникшее в восточноевропейском иудаизме во второй четверти 18 в. и существующее поныне». В книге никаких пояснений по этому поводу нет. Похоже, пространство современной поэзии подразумевает такую тесную связь между читателем и автором, что комментарии не требуются. Второе возможное объяснение – что если уж книга попала в руки тому, кто берет на себя труд ее прочесть, то он найдет и способ извлечь из информационного пространства все необходимые пояснения.
Другой персонаж из этого цикла Нахман из Брацлава:
Для психиатра его жизнь –
история болезни, написанная самой жизнью
простыми словами без многомудрой латыни.
Для стремящегося к постижению Б-га –
путь постижения со всеми его испытаниями.
Параллель вполне очевидна. Здесь самое время сказать, что Виктор Каган – автор не только девяти поэтических книг, но и книг по психотерапии – по второму роду деятельности (считать ли его основным?) он психиатр и психотерапевт, доктор медицинских наук, практикующий в США и Германии. И не только мысли, но и некоторые персонажи появляются как в стихотворных, так и в прозаических текстах. Так, героиню стихотворения «Ева» мы встретим и в книге «Смысл психотерапии»: «Просила молиться за нее и ругала за то, что плохо молюсь – молился бы хорошо, бог бы уже прибрал ее».
Автор живет в двух религиозно-культурных континуумах: еврейском и христианском. И слово Бог он пишет, то по-еврейски пропуская букву в середине: «Б-г», то целиком «Бог» там, где речь идет о христианстве.
Одна из важнейших в книге – тема происхождения и памяти.
В московском метро снова красуется
Нас вырастил Сталин на верность народу.
А у деда ни могилы, ни памятника –
только слегка примятый
мельхиоровый подстаканник
с овальным клеймом на донышке
SCHIFFERS & Co. GALW WARSZAWA,
да несколько фотографий,
да копия дела.
Вот и все, что осталось от деда.
Но посмотрите, как он заканчивает это повествование:
Я счастливый.
У других
и этого не осталось.
Да, это ирония – ничего себе счастье! – но и прямое сообщение: память – реальное сокровище, обладать памятью – значит обладать чем-то чрезвычайно важным для понимания своего места в мире. Даже если эта память горька, а такой бывает не только личная, но и историческая память:
страна была широка
в ней дышали так вольно
как в никакой другой
и не любили вопросов
на всё были ответы
их надо было только
заучить
В другом стихотворении дед – уже сам лирический герой, он же мальчик:
Мальчик с дедом
то встречаются,
берутся за руки,
обнимаются,
сливаются в одно целое,
то выходят из него,
расходятся,
тают
каждый в своем нигде.
А ты,
стоя между ними,
вертишь башкой,
вглядываешься,
недоумеваешь – неужто это я?
Ты, ты, кто же ещё…
Тут, конечно, вспоминается Ходасевич с его «неужели вон тот – это я?» («Перед зеркалом»). С той разницей, что зеркала нет, есть только самонаблюдение, интроспекция…
Внимание к интонации позволяет автору говорить на самые болезненные – как и на самые возвышенные – темы, не требуя сострадания или восхищения, а просто констатируя факты, и при этом давать неожиданный ракурс, странный взгляд, в котором ирония автора соседствует с горькой иронией самой жизни.
Вот, например, борец с «мировым кагалом», получив перелом руки в драке с «картавым» и промаявшись ночь от боли, на следующее утро
по дороге на очередной шабаш
завернет в церковь
и на непроспанном голубом глазу
будет просить
мать распятого иудея:
«Утоли моя печали».
К Богу не раз и не два обращаются персонажи этой книги, включая лирического героя. Но замечательно при этом, что Бог не раз и не два отвечает на обращенный к нему человеческий призыв. Иногда – одним простым «слышу», иногда – подробно. Как в страшном стихотворении о евреях на Второй мировой войне по обе стороны фронта:
красивая полька
с красивым кувшином воды
в красивых руках
протягивает красивое мыло
красивому офицеру
с красивой Золотой Звездой
на красивой груди,
чьи оба деда и обе бабки
канули в Треблинке:
«Мойтесь, пан офицер,
это хорошее натуральное мыло –
из жирных жидов».
Господи, – не выдерживаю я, –
иже еси на небеси,
как ты мог,
чем думал,
где был?!
Не спрашивай, где я был.
я был со всеми,
но не все были со мной,
как и сейчас, когда я со всеми,
но многие ли со мной?
А если все-таки хочешь спросить с меня,
спроси с себя самого,
ибо жизнь продолжается.
Это опять же не в первый раз – и не в последний. Это стихотворение уже было в «Петлях времени» (2013), а в следующей книге («Обстоятельства речи», 2018) появляется целый раздел под названием «Разговоры с богом». Так же называлась книга Геннадия Русакова. Подразумевается ли спор, диалог с ним или это случайное совпадение (которое в этой ситуации было бы необходимо считать знаковым), судить не берусь. Но определенно разговоры с Богом могут принимать дерзкий характер. Вот об Адаме и Еве – и одновременно обо всех влюбленных:
я серьезно Господи
я никому не скажу
но это лучшее из всего созданного Тобой
не веришь
спроси у них самих
ибо это они носят Тебя в душе
а иначе где бы Ты жил
Господи
и кому был бы нужен
Заслуживает отдельного внимания особый персонаж этой книги – время. Не только то, что измеряется часами, а персонифицированное, живое, с зелеными глазами, которое хочется обнять и успокоить в темноте («За полночь время спит…») или которое падает из окна и, разбившись, лежит на асфальте («На асфальте распластано мертвое время…»). Но особенно пронзительно звучит эта тема, когда речь идет о смерти близких и необходимости иметь с этим дело: «не утешайте меня сказками о жизни после жизни // и времени, которое лечит. // Не заставляйте меня говорить: «Я любил» – // я люблю».
Лирический герой Виктора Кагана знаком со временем не понаслышке… Когда Александр Межиров выдал свою чеканную формулу «До тридцати – поэтом быть почетно, и срам кромешный – после тридцати», ему самому было за пятьдесят. И, конечно, писать он не перестал. В частности, посвятил внучке трогательное «Анна, друг мой…»: «Мы идем с тобою мимо, мимо // Ужасов земли, всегда вдвоем. // И тебе приятно быть любимой // Старым стариком». Но все-таки поэт/лирический герой мыслится в силу романтической традиции человеком молодым (дерзким, бесшабашным, отчаянным…). И работа мысли, и слова, направленные в другую сторону (внимания, осмысления, сострадания), вызывают особый интерес.

Ссылка | Оставить комментарий |

verses

мар. 13, 2018 | 11:03 am

Трёхстишия
http://quadriga.name/2018/02/viktor-kagan-tryohstishiya/
в «Квадрине Аполлона» № 39\42
http://quadriga.name/category/kvadriga-apollona-nomer-39-42/
Спасибо Евгений Линов

Ссылка | Оставить комментарий |